Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей Любви

Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей Любви
Пользовательский рейтинг

С Валентиной мы виделись не меньше полутора лет назад. И я была очень рада нашей встрече, тем более, что подруга хотела многое мне рассказать. Оказывается, ее долго мучили страхи и тревожность, и она совсем не ожидала, что у меня есть ответы на ее вопросы. Признаться, я и сама не думала, что наш разговор повернет в такое русло.

Валя не так давно вышла замуж и уехала жить в столицу. Это все произошло как-то очень стремительно и неожиданно для всех — с личной жизнью у нее никогда не ладилось. На свадьбу к Вале мы с мужем не попали, и эта встреча была первой с тех самых пор, как ее жизнь изменилась.

Это случилось сразу после Нового года, в нашу довольно теплую зиму. Валя приехала к родителям и на денек заскочила ко мне на дачу. Мы сидели на веранде, укутавшись пледами, и допивали свежеприготовленный глинтвейн, курили легкие сигареты, смотрели на полоску виднеющегося на горизонте зимнего моря и болтали о сокровенном.

— Слушай, ну ты, Валька, все-таки сильно изменилась. Не могу только понять, в чем именно. Увереннее стала, что ли, более открытая теперь. Это все замужество, да? А ну, признавайся! — пристала с вопросами я.

Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей ЛюбвиВаля удивилась:
— Что, правда? Мне говорили, но я не верила. Да и не сильно я изменилась. — Она сделала глубокую затяжку, на мгновение задумалась. Улыбнулась, закинула на диван с подушками стройные ноги и стала эмоционально рассказывать — так, как умела только она.

— А ты помнишь, какой я была до замужества? Не знаю, ощущала ли ты это или нет, но я была настоящим цыпленком в обличье кошки. Меня ужасно бесило, что я была такой трусихой, мнительной и тревожной.

— Ну, ты же эмоциональный человек, тебе положено быть трусишкой. Разве нет? — осторожно возразила я. Валя фыркнула.

— Трусишка… Аня, все было намного серьезнее! Мне иногда казалось, что я схожу с ума. Вот вспомни, как мы с нашей группой ездили зимой на лыжню. Ты помнишь это?

— Конечно, помню. Было весело.

— Кому весело, а кому… тупо страшно. Мне стало страшно, когда мы въехали в лес и стали подниматься в горы. Дорога становилась все опаснее, тут и там встречались застрявшие в снегу машины. Я сидела в автобусе недалеко от водителя с тем расчетом, что если вдруг автобус перевернется, мне будет легче вылезать. Ты можешь себе это представить?!

Когда машина начала подниматься в горы, я вцепилась в переднее сидение, представляя, как это больно — лететь со своего места в переворачивающемся автобусе. Причем мне казалось, что этого должны бояться все. Я обернулась: ребята шутили и смеялись, не обращая никакого внимания на то, по какой глубокой колее мы едем и как сильно трясет автобус. А мы, между прочим, взбирались в гору по крутому серпантину! Смотришь вниз — а там пропасть. Жуть! — Валя сделала глоток глинтвейна. Она говорила очень серьезно, и я поняла, что эти ощущения были самыми что ни на есть настоящими, глубокими, действительно отравляющими ей жизнь.

— Когда мы приехали на место, я, конечно, почувствовала дикое облегчение. Фух, в этот раз пронесло! Правда, уже пугала дорога обратно. Ведь цепи, которые водитель надел на колеса, не сильно спасали машину от заноса. А что будет, когда ей нужно будет ехать вниз по обледенелой дороге? Б-р-р-р. Но впереди замаячили новые страхи.
Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей Любви

Я никогда не стояла на лыжах — да, как и все. Но ребята радостно накинулись на дяденьку, работающего в прокате, стали напяливать на себя ботинки, пристегивать лыжи и махать палками. А я стояла в сторонке и абсолютно не спешила. До поездки я знала, что новичку на лыжах страшно. Но, Ань, я не думала, что настолько!

Когда я потащилась за остальными, неумело ковыляя в этих несгибаемых ботинках, в душе росла паника: «Снег твердый, утоптанный, падать на него больно…Лыжи жутко скользкие, длинные, неудобные… А что, если я упаду и сломаю себе ногу? Ведь со мной уже такое бывало! А если я вообще сломаю шею?? Кто меня спасет? О, ужас, зачем я вообще согласилась на эту авантюру? Мамаааа!…»

Не поверишь, но я готова была разрыдаться. Народ весело бежал к горкам для лузеров, а меня мучили страхи.

— Слушай… так вот почему ты тогда не стала кататься. Теперь я понимаю. — В тот момент я узнала Валю с новой стороны. Нет, я знала, что она трусишка (как любая носительница зрительного вектора), но я не ожидала, что ее страхи — это монстр, с которым она тщетно пыталась справиться. — Валя, послушай… Мне кажется, я знаю, что с тобой происходит.

Но Валя не слушала и продолжала:
— И это один из тысячи примеров. Еще я боялась садиться к кому-нибудь в машину — всегда пристегивалась и шарахалась от каждой встречной, даже иногда закрывала лицо руками. И выглядела как идиотка, да! Но это было сильнее меня, понимаешь?

Однажды брат решил научить меня кататься на велосипеде. Я так и не смогла: мне стало банально страшно свалиться с такой верхотуры и переломать себе ноги. Банальный страх высоты… Я психовала, нервничала, покрывалась потом, а, сдвигаясь с места на метр, сразу же вскакивала на ноги и с облегчением откидывала от себя эту железную штуку с колесами. Брат крутил у виска, и я чувствовала себя глупой дурой. Но ничего не могла с собой поделать. — Валя покачала головой.

Я собиралась с мыслями и пыталась сообразить, как можно коротко и доходчиво объяснить подруге, что она — носитель зрительного вектора. И что этот самый вектор требует от нее эмоционального наполнения. Только не через страхи, а через кое-что другое.

— А теперь самое главное. Почему, как ты думаешь, у меня не клеилось с парнями? Я боялась влюбиться, боялась, что меня бросят, разочаруют, обманут. Не хотела чувствовать боли. Мне как-то намного уютнее было жить с самой собой — я же знала, что не могу причинить себе боль. Но любить очень хотелось… Любой фильм про любовь я смотрела и плакала: «Ну почему у меня нет подобной любви?»

Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей ЛюбвиЯ сворачивала все отношения первой, обижая этих милых и добрых ребят глупыми, в общем-то, отмазками: «Мы не подходим друг другу… Мне нужен другой… Давай останемся друзьями» — и несла прочую ересь. — Валя встала, скрестила на груди руки и немного походила по веранде. Когда она снова села, я увидела, как в ее голубых глазах блеснули слезы.

— Я пыталась с этим что-то сделать. Даже научилась немного контролировать свой страх: садилась в самолет, например, и брала в руки газету, погружалась в чтение и не замечала, как взлетает эта махина (а боюсь я именно момента взлета и приземления). То есть я обманывала страх. Или, например, когда вижу страшную собаку на улице,- Валя улыбнулась, — мысленно надеваю на себя пакет (ну собаки же чувствуют страхи, правда?). То есть кое-как я с мелкими страхами справлялась, давила их. Но избавиться от них все равно не могла.

Я как будто очнулась от гипноза и аккуратно спросила:

— А как же разные психологические тренинги? Их сегодня пруд пруди. Может, что-нибудь тебе бы и помогло, раз ты так мучаешься?

— Да какие тренинги, Ань! Это все развод для лохов. Ну да, читала я, интересовалась этой темой. Полно практикующих «психологов», которые хвалятся тем, что помогают людям избавиться от страхов. Развод, была я там! Ни от чего они не избавляют. Рассказывают только, что страхи — это нормально, что их можно в себе давить (и методы у них, очень похожие на мои «пакеты» на голову и газетки в самолете, которые я и без них изобрела). А другие втирают, что страхи — это наши друзья и помощники, которые могут работать нам на пользу. Ну не идиоты ли?

— Хм… подруга. Ты была не на всех тренингах, поверь мне, — улыбнулась я. — Не все идиоты. Хотя то, что ты сказала, — я с этим согласна, это не работает. Ты большая умница, что понимаешь, что находишься во власти страхов. Но с ними нужно не бороться, а их нужно выводить наружу — а еще лучше менять их на любовь и сострадание. Нельзя пугать себя нарочно, не стоит идти туда, где будет страшно, пока не появится любви… ко всем и вся. — Я осторожно посмотрела в Валины глаза, опасаясь, что она сочтет меня слегка «таво». Валя внимательно слушала.

— Погоди-ка… Что значит — выводить наружу? Я не понимаю.

— Эм… Такие эмоциональные люди, как ты, не могут жить спокойно. То есть им нужны постоянные переживания. Согласна? — Валя кивнула. — Страх всякого — темноты, смерти, высоты, скорости — он у тебя древний, сидит глубоко внутри и руководит тобой. Но только до тех пор, пока ты не дашь себе разрешение испытывать огромную по силе любовь и сострадание. Как только будешь испытывать — страхам не будет места, не останется. Понимаешь?

— Ну вообще все довольно логично. Хотя про древние страхи — странновато… Где ты этого набралась, Анька? — Валя удивилась. — Нет, я не говорю, что это бред, это очень интересно… но необычно.

Я не торопилась выкладывать Вале все, что узнала на тренингах по системно-векторной психологии (зачем? будет интересно — спросит и узнает), но рассказала то, что касается ее самой и природы ее страхов.

На следующий день мы снова встретились. Валя заехала за мной на дачу — мы собирались съездить в город. Но когда я ее увидела, поняла, что поездка откладывается — она была чем-то сильно озабочена.

— Подруга, в чем дело? — спросила я. Валя вышла из машины, взяла меня за руку, отвела в гостиную, усадила на диван и сказала:

— Я все думала о том, что ты мне вчера сказала. И кое-что вспомнила. Помнишь, я тебе рассказывала, что прошлым летом я устроилась работать вожатой в детский лагерь? Я тебе еще звонила рассказывала, что мне попался отряд с детьми олигофренами..

— Да-да, прекрасно помню, ты была в ужасе…

— Ага, первое время я действительно была в ужасе. Почему — олигофрены, почему — мне, откуда они вообще взялись?! Там лагерь-то обычный, а этих детей привезли на отдых из московского детдома. Ну и решили свалить такую работу на глупую молодую училку, которая знать не знает, как обращаться с такими необычными детьми. — Валя горько усмехнулась.

Я молчала, внимательно слушая подругу. Она рассказывала, а я начинала внутренне улыбаться. Я уже поняла, о чем будет этот рассказ и в чем причина Валиной задумчивости.

— В общем, в отряде моем было 15 человек. Детям каждому по 12-13 лет, но внешне они недоразвиты, многие с уродствами (то глаза вкривь-вкось, то очень широкий и короткий нос, сразу перерастающий в лоб, то еще что-нибудь). Без слез не взглянешь. Каждый по уровню развития еле дотягивает на шестилетку. Половина из них, прости, ссались под себя. Они не могли запомнить и выговорить мое имя — Валентина Александровна — и называли меня просто «мама»…
Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей Любви
Аня, ты не представляешь, как мне их было жалко. Всех и каждого. Там с ними приехала их постоянная воспитательница, Нурия Ахметовна. Так вот, она рассказала мне историю каждого ее воспитанника. Представь, от многих детишек просто отказались родители. И у двоих из них родители — медики… Дети мешали их успешной карьере, и они сдали их в детдом. Ты можешь себе это представить?!

Я рыдала первую неделю. Я смотрела на них и бежала в туалет, беззвучно рыдала и била кулаками в стену. Я не понимала, почему природа могла такое сделать. И ведь это не самый ужасный случай… Да, смотришь на них — вот вроде бы дети как дети, не инвалиды. Ну, если не замечать некоторых уродств. Но когда начинаешь присматриваться, понимаешь, что это маленькие звери.

Они не умеют и никогда не научатся читать и писать, не смогут быть нормальными — такими, какими их сможет принять наше общество. От них неприятно пахнет, они чумазые, как чертята (даже если их умывать каждые 5 минут). И при этом каждый испытывает жуткий недостаток любви. Любви от живых реальных родителей, которые сдали их в этот детдом, как в зоопарк. Многие родители весьма состоятельны, хотя есть и обычные подзаборные пьяницы.

Удивительно, как жестоки эти дети. В своем незрелом и примитивном обществе они искусно выполняют свои роли. Здесь есть и лидеры, и бунтари, и ведомые. Каждый из них лишен любви и ласки, он колюч, как маленький еж. Слабоумный, отсталый, такой ребенок умеет сделать больно даже взрослому.

Но я любила их всех. Моих маленьких солнечных зайчиков… И они меня. Радостно бросались всей гурьбой мне на шею, когда я заступала на смену, называли «мамой», хватали меня за руки, просили их обнимать и привозить им сладости. Очень сильно им нужна моя любовь. Пусть и два месяца в году. — Валя тихонько заплакала.

— Там есть девочка, Алина. Она воришка, лгунья, подстрекательница. Очень дерганая и нервная девочка. Если бы не слабоумие, была бы очень красивой. Тайком от других она хватала меня за руку и отводила в комнату. На своем невнятном языке просила, чтобы я заплетала ей косички — много маленьких тонких косичек, как у обезьянки. В этот момент она успокаивалась и сидела тихо-тихо, балдея от моих прикосновений.

— Аня, я ведь тогда и испытала то самое сострадание, о котором ты говорила. Если подумать, то ведь мои страхи — это действительно ничто по сравнению с жизнью этих несчастных, брошенных детей, которых в будущем ждет очень и очень непростая жизнь. За два месяца я повзрослела настолько, что мое мировоззрение кардинально изменилось. Наверное, благодаря этому опыту я и отпустила от себя многие страхи. Как думаешь? Такое могло быть? Это могло помочь мне впустить в свою жизнь Костю?

— Ваааля, ну ты даешь! — выдохнула я. — Ты сама не представляешь, что ты мне сейчас поведала! Это же самое настоящее свидетельство… Свидетельство того, как это работает: страхи — вытесняем — получаем — любовь — и — сострадание! А-бал-деть! — я прыгала по комнате, забыв на минуту о подруге.

— Аня, угомонись! — смеялась Валя. — Послушай меня! Я же именно после этого всего я познакомилась с Костей. И я тогда как будто по-новому отнеслась к этим отношениям… Я ему поверила, поняла, что он меня не бросит. Ты думаешь, это не он тому заслуга? В том случае?

— Валюша, он тоже тому заслуга! Но и ты сделала немало. Ты тогда любила и сострадала всему миру! И Косте повезло в этом. Иначе ты бы снова съежилась и отбилась от новой любви… Наверное, такое могло бы случиться.

Валя нервно ходила из угла в угол и смотрела на меня:
— Удивительные вещи ты говоришь! Когда я к тебе ехала, знала, что ты меня выслушаешь… Но что ты так вовремя попадешь на тренинги по этой новой психологии… Очень вовремя! — удивлялась Валя. — Кстати, а ведь мы тогда с Костиком ездили на Южный берег — и я наслаждалась поездкой в машине, закрывала глаза и ничего не боялась… Представляешь, мы катались с ним на водных лыжах! И мне не было страшно ничуть.

***
После Валиного признания я стала смотреть на нее по-другому. Мне даже показалось, что движения ее стали не отрывистые и неловкие, как раньше, а грациозные и точные. Что она как-то выпрямилась, а внутри у нее наконец-то появилась гармония. Что в ее глазах поселилась нежность и любовь — вместо страха смерти (а все страхи идут от страха смерти) и уныния.

Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей ЛюбвиВале, со зрительным вектором «сверху», удалось благодаря счастливой случайности вытолкнуть свои страхи наружу, заменяя их любовью. Ей удалось сделать то, что не под силу многим другим, живущим в мире фобий: ведь она запросто могла отвернуться от этих детей, уйти с чувством брезгливости (Валя рассказывала, как ее вначале поразила их нечистоплотность, но затем она перестала это замечать) и остаться в плену у своих страхов. Но она открыла дверцу шкафа и выпустила страхи наружу, запустив в душу всепоглощающую любовь и сострадание.

А что вы прячете в своем платяном шкафу?

[adrotate banner=»2″]

42 комментария

  1. Галина Некрасова 19.07.2012 at 18:22 - Ответить

    Расстрогали до слёз. Спасибо.

  2. Яна 02.03.2012 at 13:31 - Ответить

    Аня, как же я не заметила сразу эту замечательную статью! Эту удивительную историю, так дополнившую мое собственное понимание! Спасибо Вам за нее! Читала очень медленно и сосредоточенно…
    Надо будет обязательно написать на осознание моих собственных страхов… Но эта картина еще полностью не сложилась в моем уме.

    • Спасибо, Яна 🙂 Я и сама эту историю долго обдумывала в голове, пытаясь найти правильные слова, чтобы суметь ее донести.

  3. Ольга Л. 29.02.2012 at 14:15 - Ответить

    Читала…и не поверите.. плакала… и за деток…так мне близка эта тема.. и от счастья , что героиня вынесла свои страхи состраданием и впустила в себя любовь… Мое психическое приняло каждоее слово в статье. спасибо, Аня!

  4. Rustem 22.02.2012 at 16:42 - Ответить

    Сильно… Задевает…

  5. Татьяна И. 22.02.2012 at 10:49 - Ответить

    Статья, действительно, хорошая, «проняла», что называется. Жизненная и поучительная. Спасибо за Ваше сопереживание (и не только подруге)и готовность помочь другим. Удачи и хорошего дня!

  6. Альбина 20.02.2012 at 13:17 - Ответить

    Боже мой! Как сильно, как просто и как хорошо написано! Как все продумано! Аня, ты уже далеко не подмастерье, я тебя уверяю! Если бы все умели писать, как ты, рунет бы искрил, сверкал и засвечивал уникальным грамотным контентом!
    Это же нужно было так разобраться в теме, придумать, как преподнести, как оформить, как обыграть! Тут даже не надо думать — читаешь и будто открываешь в себе это знание — вот что значит развиваться и работать над собой!

  7. Юрий Аленко 20.02.2012 at 12:05 - Ответить

    Меня почти до конца рассказа не оставляло ошеломление, и все казалось, что рассказ можно причислить к абсолютно гениальным.

    Но в конце, когда дело дошло до выводов, впечатление это как-то схлынуло. Понятно, почему.

    Аня! Анечка! Но теперь-то я не сомневаюсь, что Вы — гений! Только из под руки мастера может получиться такой яркий и льющийся, словно песня, текст.

    Почему окончание, на мой взгляд, подкачало? Вы, Аня, наверное, переключились с образа своей подруги, намеренно отстранившись. Но не надо было! Все те слова, которые Вы написали в заключение, можно было представить и в общем русле рассказа. Как это сделать, должны знать, вернее, почувствовать, Вы. Потому что так писать, как написан этот рассказ, можете только Вы.

    Браво!

    • Спасибо, Юрий 🙂 Гений — это слишком, право. Я пока и до подмастерья не дотягиваю )))
      Статья далась мне нелегко — в самый последний момент пришлось ее кардинально изменить. Думаю, поэтому и осталось такое впечатление. Да, концовка осталась прежняя, а в тексте произошли изменения, в том числе сюжета. Не доработала, каюсь. Это все кожная нетерпеливость! 🙁

      • Альбина 20.02.2012 at 13:09 - Ответить

        А мне кажется, что выводы нужны были. Это в духе остальных статей, а когда работа выполнена в одном ключе, это воспринимается проще и свидетельствует о постоянности.

      • А вот тут интересно. Если все время будет одинаково, читатель может заскучать 🙂 Я этого не хочу!

  8. Ольга Чугурян 20.02.2012 at 10:08 - Ответить

    Мне очень понравилась история вашей подруги, тронула да слез. Хороший вопрос в конце, надо, наконец, и мне навести порядок в своем платяном шкафу.

  9. Ирина Каминская 20.02.2012 at 06:50 - Ответить

    Часто мы сами не знаем, на что способны. Думаем, нет, этого я никогда не смогу. А попадаешь в ситуацию — и вперед, работаешь над ситуацией и над собой, всё взаимосвязано. Спасибо за жизненный пример.

    • Это правда. И чем больше таких ситуаций, тем больше уверенности в силах и тем лучше мысли о самом себе…

  10. Оксана 20.02.2012 at 06:43 - Ответить

    Огромное спасибо за статью, я носитель зрительного вектора, и теперь знаю, почему не от всех страхов еще избавилась, и что нужно сделать, для того, чтобы их одолеть. Спасибо, это изменит мою жизнь!

  11. Swetlana 20.02.2012 at 02:15 - Ответить

    Ань, очень похоже на мою жизнь, в какой-то степени. Я тоже была жуткая бояка. Однажды из детского дома, у нас на Петроградской, почти бегом бежала и просила, чтобы меня туда, по работе, больше не посылали. Мне просто страшно было от того, что, как мне казалось, я этим мальчикам и девочкам надежду даю, что кого-то из них пришла выбрать и забрать с собой. Они меня не по И.О. называли, а просто тетя Света и на «ты».
    Потом, я много разных книжек по психологии читала и, благодаря одной методике, сумела от страхов избавиться, ну почти, а когда мы у Ю.Бурлана о к-з заговорили, я вдруг поняла, почему в отсутствие родителей, дома под стол пряталась, будучи ребенком.

    • Ох, Светлана, действительно, каждый такой ребенок надеется, что любовь воспитателя будет адресована только ему. Ведь им нужна мама, а не воспитательница. Но если в глобальном смысле — вы дарили им хоть что-то. Они были хоть кому-то нужны. Хотя я прекрасно понимаю, какой это морально и физически тяжелый, порой невыносимый труд. Вы молодец!

      • Swetlana 21.02.2012 at 01:54 - Ответить

        Нет, я не воспитательница, мы привезли тогда в детдом гуманитарную помощь из Швейцарии и решая технические вопросы договаривались с руководством, дети, естественно, крутились рядом.

  12. Алёна Смирнова 19.02.2012 at 20:40 - Ответить

    Спасибо за статью! Не просто занимательный рассказ, а поучительный материал — как сформировать гармоничную личность. Оказывается ,страхи можно вылечить милосердием, состраданием… Чем больше отдаешь, тем больше освобождаешь в душе места для гармонии.

    • Милосердие и сострадание — отличные помощники в деле избавления от страхов. А еще они развивают личность…уравновешивают зрительный вектор. Человек в таком развитии всегда красив.

  13. choly 19.02.2012 at 19:29 - Ответить

    Спасибо! Мне очень понравилась статья.

  14. Леонид Лапко 19.02.2012 at 15:59 - Ответить

    Редко приходится в обыденной жизни встречаться с ТАКИМИ детками обычному человеку — дороги, как правило, не пересекаются… Но когда встречаешь — это оставляет серьезный след в душе…

    • Вы правы, Леонид… Они переворачивают сознание. Даже ставят на место. Как и чужое горе…

  15. Татьяна (YanaSobol) 19.02.2012 at 16:44 - Ответить

    Очень показательная история. Сколько таких людей прячется от потенциальных трудностей и переживаний, не замечая, что это только глубже заталкивает в болото страхов и фобий. Спасибо за статью — отличный пример для всех, кто мечтает избавиться от страхов и начать нормальную полноценную жизнь

    • Спасибо, Татьяна 🙂 Да, первый шаг — осознать, что тебя мучают страхи. А затем — решиться на избавление. Ведь не у всех хватит на это мужества.

  16. Марша 19.02.2012 at 15:40 - Ответить

    Страхи в платяном шкафу. Солнечные зайчики моей Любви
    Дорогая, Анна, очень понравилась статья. Это чудесное превращение трусливой мышки в настоящую королеву, милосердную и чуткую, всёмОгущую (я переделала слово всемогущую). Отличная статья. И очень-очень хорошо, что появилась, вернее раскрылась для вас такая новая отрасль психологии как системно-векторная. Это поможет обрести многим людям ощутить счастье и отпустить страхи. Правильней будет сказать — вытеснить. Природа не любит пустоты, если страхи просто отпустить, то придут новые. Надо именно — вытеснить. Спасибо за солнечных зайчиков )

    • Спасибо вам за теплые слова! Это знание пробуждает желание вникать не только в то, что мучает одного тебя, но и понимать, что происходит с другими, и описывать все это так, чтобы было интересно и полезно. И это очень здорово! 🙂

  17. Наталья Аверина 19.02.2012 at 16:32 - Ответить

    Героине помог случай. Интересно, может ли человек самостоятельно избавиться от страхов?

    • Думаю, Наталья, может — таких примеров масса. Его может бессознательно тянуть на вымещение страха: появляется желание устроиться волонтером и помогать обездоленным, пойти учиться на медика и так далее. Может быть и по-другому. Кстати, человек может избавиться от страхов и даже не осознавать этого. А вот при осознании всех этих механизмов и появляются конкретные варианты решения проблемы…

  18. Галина 19.02.2012 at 16:20 - Ответить

    Проняло! Убедительно написано! А Вы сами готовы на такой подвиг? За других легко решать.

    • Спасибо, Галина 🙂
      Знаете, я теперь поняла, почему мне так хотелось когда-то быть врачом. У меня тоже немало страхов, врачом я не стала. С любовью у меня, к счастью, нет проблем. Но вот неприязнь иногда одолевает. И я уже подумываю о том, как мне реализовать такой же способ избавления от неприязни, как у героини.

  19. Tezska 19.02.2012 at 15:24 - Ответить

    Я работал в УкрНИИпротезирования, где ампутировали конечности и делали протезы. Люди лежали годами. Семейные драмы и комедии, самоубийства, любовь.
    Много повидал. Когда-то расскажу. В статье еще цветочки.
    Хотя, многие проживают жизнь ни с чем так и не столкнувшись, по серьезному.

    • Да, там точно было несладко. Но для Вали и опыт работы с олигофренами стал встряской. Многие закрываются от этого в жизни, проходят мимо, чтобы не ранить свою нежную душевную организацию. Не понимая, как это нужно на самом деле для их же собственного развития.

      • Альбина 20.02.2012 at 13:13 - Ответить

        БОлее того, иногда такие события и встречаются в жизни, чтобы человек мог развиваться

      • Да, и хорошо, если человек за эту возможность ухватится. Не отвернется и не пройдет мимо

Комментировать