Блики прошлого. Альбина

Блики прошлого. Альбина
Пользовательский рейтинг

Альбина была необычной. С одной стороны, простая и открытая девочка, не обладающая экстравагантной внешностью или особенностями характера (а многие девочки с филфака любили экстравагантность: кто-то натягивал на себя грустный меланхолический образ, а кто-то, наоборот, шокировал публику алыми губами, чрезмерно коротким мини и тонкой талией, стянутой тугим корсетом). С другой стороны, она умела располагать к себе человека и становиться ему нужной.

Первое время мы общались с ней редко, так как я возводила звуковую преграду, а она не сильно настаивала, наблюдая за мной и уважая мои стремления к затворничеству. Через год комендантша меня отселила в новую комнату (произошел какой-то сбой в ее четком кожном мозге, и она решила, что я слезно умоляла ее отселить меня от Альбины). И тогда-то мы и начали по-настоящему общаться.

Уже много позже во время одного из наших с ней разговоров (возможно, это было на подоконнике у распахнутого окна) Альбина мне призналась:

– Я знаю, что умею нравиться людям. Нет, не всем. Но меня обычно либо любят – раз и навсегда, либо не принимают, не замечают, откровенно отпихивают. А нравиться я хочу – хочу быть красивой, интересной, нужной.

Я не попадала ни в одну категорию окружающих ее людей: вначале мне хотелось от нее закрыться, даже отпихнуть (бессознательное желание ограничить свое личное пространство), но одновременно была потребность, чтобы она присутствовала, что-то говорила мне своим тихим успокаивающим голосом и смотрела мне в душу своими большими светлыми глазами.

– Мне всегда хотелось быть красивой, – призналась в очередной наш разговор Альбина. Я тогда уже не жила с ней в комнате, и мы встречались поболтать в нашем любимом месте, у окна – когда общага наполовину спала. – Эта тяга к красоте заставляла тянуться к какому-то идеалу, заставляла соответствовать, а если этого соответствия не было – била наотмашь. До сих пор в моей голове мелькают образы: вот так надо выглядеть и вот так, вот такие бывают девочки – красивые и интересные, а вот так нужно себя вести и вот так говорить.

Блики прошлого. Альбина
Альбина затянулась (тогда она еще курила) и продолжала:

– Когда мы жили в общаге, я верила этим образам, и иногда позволяла им осуществляться. Чаще всего их видели случайные люди, которых я не стеснялась и перед которыми не боялась говорить, о чем думала в этот конкретный момент, показывала эти образы, играла их. Зачем бояться, если я этого человека все равно больше не увижу?… И случайные парни балдели от моей непосредственности, моей фантазии, моего бесстрашия. А потом я пропадала.

А пропадать она очень любила. Тогда, еще до наших откровенных разговоров, мне казалось, что она страдает от скуки. Что ей нравилось влюблять в себя самых разных парней, а затем исчезать. Однажды я даже услышала от нее страшное слово «растоптать», но это, к счастью, было не так. Не хотела она их топтать – она хотела быть интересной для всех. А они случайно, нечаянно в нее влюблялись.

Блики прошлого. Альбина

– Я окружала себя красивыми людьми – Алена, Аля, Ира, Лена, Яна, Оля, Даша – все они утешали мою потребность, давали мне почву для моих фантазий и размышлений. Были и другие подружки, которых я опекала и которых защищала. А еще была ты – к которой я тянулась душой, которая помогала мне найти мой смысл.

А смысла как раз таки и не было. Все проходило сегодняшним днем: пары, Димка, общага, секция, подружки, задания, которые ставили мне и которые я ставила себе сама. Была такая тетрадка, в которую я их записывала и черкала потом себе плюсики. Все это крутилось, крутилось, крутилось, а потом – раз, и я рвала этот круг, потому что он вращался по инерции, только потому, что существовал, и в то же время он был ненастоящим. Я бросалась в жизнь, я искала впечатлений, я хотела найти что-то настоящее и что-то стоящее.

Дима был ей не парой. По крайней мере, не по актуальным для нее на тот момент потребностям. Если использовать термины системно-векторной психологии Юрия Бурлана, можно сказать, что это анально-мышечный, со зрением сверху, простой и добрый малый, искренне любивший ее и свою качалку… Они вместе готовили ужин, потом смотрели телевизор, утром шли на пары. Тихо и уютно. Но совсем неинтересно для прорывающегося звука, для жадного до эмоций зрения.

– А потом я возвращалась в него, в свой привычный круг, в свою привычную комнату, так ничего и не отыскав. И обрушивалась такая тоска, такая беспомощность, такое чувство вины за все совершенное перед собой, перед своим идеалом, к которому я так и не дошла, перед Димкой, который стоял все время рядом, любящий и преданный. И я, виноватая и обвиненная самой собой, приходила к нему, чтобы он меня пожалел, чтобы он меня закрыл, чтобы он меня вылечил. И он, не зная об этом ничего, думал, что у нас снова все в порядке, что я, наконец, поняла, какой он замечательный, и больше не буду от него отстраняться.

И я соответствовала его желаниям. Наступал период, когда меня-как-будто-бы-и-не-было: я делала все, как надо, все, чего от меня ждали, все, как мне говорили. Тогда я исправно посещала пары и даже приезжала на первые, конспектировала лекции и аккуратно выполняла задания, ходила в библиотеку, работала на практических, отвечала на семинарах. Иногда это были целые семестры, когда я была почти отличницей. Да, это была я – такая, какой хотела видеть меня моя мама.

Альбина мало мне рассказывала про маму. Я знала только, что отношения у нее с отцом Альбины были не очень, что жила она в деревне и что много работала (хотя как же иначе-то в деревне?).

– Наша война с ней началась, когда мне было 13, и я впервые полюбила. Мальчик был ей неугоден (у нее были на это свои причины), и она выбивала из меня эту любовь, обрушив на меня весь свой авторитет, всю свою силу и все свои возможности. И она победила, когда мне исполнилось 16 лет, и пришла пора покинуть отчий дом. «Альбина, – говорила она, – тебе же нужно учиться, зачем тебе этот Вася? Я помогу тебе, я все тебе дам – откажись от него, делай все, как говорю я, и все у тебя будет».

Я переняла ее стиль поведения. Она говорила, что нужно быть хитренькой, что нужно получать только пятерки, и велела говорить в нужных ситуациях так, «как ты умеешь». И за это меня не любили в группе: я могла почти не ходить на пары и явиться на экзамен, просидев за билетами несколько ночей. Я выглядела, как пай-девочка, отвечала, как пай-девочка, смотрела большими, невинными, грустными глазами, как пай-девочка. И говорила то, что от меня хотели услышать. Я получала свои пятерки, потому что они были нужны, шла к цели ради цели, и она ровным счетом ничего мне не давала.

Я поняла тогда, что именно эту фальшь в Альбине и не любила. Не отдавала себе в этом отчета, но мне это не нравилось. И полюбила тогда, когда поняла, что это – не ее, чужое, навязанное. Ох, да сколько в нас самих такого навязанного…
Блики прошлого. Альбина

– Я недополучила маминой любви. Немного холодная, своей авторитетностью она «добивала» меня, заставляя соответствовать ее представлениям о правильности. Эта война породила во мне жгучее желание – быть самодостаточной, не зависеть ни от кого, все делать самой, только самой, только одной, потому что мама говорила мне, что я ничего не стою, что я пропаду без нее, что я плохая, что я такая же, как и папа. Я не пускала в свою душу никого из этих мальчиков, они были орудием самоутверждения. И иногда это были чужие мальчики. И когда она победила, я не разговаривала с папой 5 долгих лет, все то время, пока я училась в университете.

Они совершенно не подходили друг другу и были очень несчастны в браке. Они и сейчас несчастны, потому что живут после развода в одном доме, и каждый пытается построить свою личную жизнь. Он тоже не соответствовал ее стремлениям и потребностям, и она все мое детство рассказывала нам с братом, какой у нас плохой отец – пьющий, слабый, бедный, ни на что не годный. Отец, которому нельзя верить, мужчина, которому нельзя верить, как и всем остальным.

А я видела, как Альбина любила отца. У нее в альбоме были фотографии. И вот маму я не помню, а отца – помню. И она рассказывала о нем тепло, с легкой грустью.

– И я не верила. Вся ласка этих случайных мальчиков, вся их любовь проходила мимо меня, у меня могло быть 2-3-4 парня одновременно – и это был адреналин, это была игра. Это длилось не очень долго – неделя или две, я виделась с ними только по выходным, и не испытывала никакой вины. Зато потом, когда мое одиночество обрушивалось на меня, когда ответственность всплывала перед моими глазами во всем своем ужасе, когда я начинала понимать, что же такое я делаю – это было страшно. Тоска разрывала мое сердце, бессмысленность давила мне на глаза, я теряла почву под ногами, и не могла понять, зачем я живу, к чему я иду, я изничтожала себя, наказывая и унижая. Потом я делала какие-то выводы, становилась обычной, и снова наставал период, когда меня как-будто-бы-и-не-было.

Такие рваные биоритмы я и наблюдала. Например, сегодня Альбина – приличная ученица: сидит за столом с тетрадками, готовится к контрольной, читает книжки, пьет чай и не забывает поесть. Завтра – ее смывает с места и несет куда-то на приключения: я захожу в комнату и вижу хаос из вещей, которые Альбина в спешке примеряла, из запахов лака для волос и ногтей, смешанной с туалетной водой (и понимаю, что она сегодня в новом образе и придет нескоро).

– Мои приключения были данью эмоциям, данью красоте, которая была так нужна, данью юности. Мне повезло, и меня никто за это не наказал, никто, кроме меня самой.

Я показываю Альбину того времени, заимствуя фотографии актрисы Евы Грин. Она действительно напоминает мне ту самую Альбину, разную и еще не определившуюся. Сегодня Альбина другая, со своим собственным лицом, реализованная анально-кожно-звуко-зрительная мама и жена. А еще – моя дорогая подруга.

Продолжение следует

[adrotate banner=»2″]

25 комментариев

  1. Swetlana 05.04.2012 at 16:36 - Ответить

    СВП дала нам волшебный
    ключ к пониманию людей. Иногда, я сожалею, что это произошло поздно, т.к. многие отношения, даже с близкими, остались за бортом жизни и уже нет возможности изменить что-либо.

    • Сожаления об ошибках и меня иногда посещают… но в эти моменты я вспоминаю, что у меня есть маленький ребенок, которого я просто обязана воспитывать системно 🙂

  2. Елена Сенькевич 22.03.2012 at 20:58 - Ответить

    Какая классная девушка! Такой сложный путь прошла к самосовершенствованию. Отголоски неправильного воспитания, как правило, ещё очень долго напоминают о себе. Аня,напиши о том, какая она сейчас

  3. Александр 19.03.2012 at 21:53 - Ответить

    Потрясающе! Героиня статьи сама рассказала нам о своих поисках, о результатах… Альбина — огромное спасибо за ответы. Весьма впечатлен. Признаться — аж дух захватило. Я ведь не ошибаюсь — это та самая Альбина?

  4. Actstudio.ru 17.03.2012 at 16:29 - Ответить

    Откровенно, тонко, чутко написано, оригинально оформлено! я с удовольствием прочитала, многое нашла отражением в себе.. действительно, когда есть и зрительный, и звуковой вектор иногда поведение прямо-противоположное, и частые смены настроения — эйфория и счастье, граничащее с раем, и депрессия, тоска и пустота, граничащая с адом..

    • Спасибо! Да, большие натяжения звука и зрения… А какие проблемы бывают при коже и анальности, уууу 🙂 Но об этом в следующий раз 🙂

  5. Миляуша Латифуллина 16.03.2012 at 21:40 - Ответить

    Спасибо, Анна, Альбина! Как же знакомы эти перепады, когда выбрасывает из одного состояния в другое, хотелось бежать, бежать куда-то, а найти не получалось…остается только пустота внутри и чувство вины…
    но когда понимаешь причины всего что с тобой творится, появляется возможность что-то делать, а не катиться по инерции..

    • Спасибо, Миляуша! И как здорово понимать себя! Понимать, что ты не псих, не дурачок, а тобою просто движет вот это и вот это… Твой звук требует наполнения — и ты знаешь, как это сделать 🙂 Твое зрение жаждет сострадания и эмоций — и ты знаешь, где все это достать. В общем, жизнь становится понятнее и приятнее 🙂

  6. Antarika 14.03.2012 at 23:59 - Ответить

    А у мамы какие вектора?

    • Альбине кажется, что звук и анальность. Но я с ней не знакома… Мне почему-то думается, что кожа есть

      • Antarika 20.03.2012 at 13:17 - Ответить

        Я тоже подумала про кожу.

  7. Галина 14.03.2012 at 17:50 - Ответить

    Все мы ищем себя, чаще неосознанно. Иных этот поиск заводит совсем «не туда», ломается жизнь. А если не искать, то точно ничего не найдешь, жизнь пройдет мимо.

    • Это правда. И как здорово, когда в итоге все-таки удается найти что-то, с чем потом легче жить

  8. Яна 13.03.2012 at 21:33 - Ответить

    Интересный персонаж, Альбина. Сложная личность.
    У меня такой же векторальный набор, как у нее. Правда странности поведения в молодости по-другому проявлялись. Тоже был поиск комфортного состояния биохимии головного мозга.

    • Да, Яна, представляете — у меня тоже такой набор векторов :)) И какие мы с ней были разные!

  9. Zhatina 13.03.2012 at 20:52 - Ответить

    Очень хорошо написано. СВП помогает разобраться в людях и характерах. Очень верно изображено, как мы оцениваем людей и события с первого взгляда, и потом — немного позднее, узнав и поняв что-то дополнительно. И вот уже готовая прорваться неприязнь сменяется теплотой и душевным отношением.

    • Спасибо, Татьяна, за ценное наблюдение. Когда есть зрительная неприязнь, действительно, нужно порой немало времени, чтобы она могла растаять и вырасти во что-то положительное.

  10. Александр 13.03.2012 at 19:53 - Ответить

    Интересная получилась история про Альбину. Она всё же нашла себя, нашла своё место, сбалансировала состояние. Это замечательно, ведь таким сложным людям нелегко найти баланс. Но если он найден, если человек реализован — он способен много радости принести себе и другим. А был ли в жизни Альбины какой-нибудь переломный момент, когда она себя обрела? О ней ли продолжение? Очень интересно увидеть этот момент, этот период её жизни, когда всё у неё стало на место и она стала тем, кем является сейчас.

    • Она направила свой звук на духовный поиск. И это ее уравновесило. Ну и, конечно, встреча своего единственного, замужество и рождение малышки. Все это звенья одной цепи. Думаю, стоит рассказать именно о духовном поиске. Но я его не наблюдала, он не вклинивается в мои воспоминания 🙁

      • Альбина 14.03.2012 at 19:10 - Ответить

        Да, Аня, верно сказано. Именно духовный поиск себя мне очень помог, и он продолжается до сих пор. Я верю в судьбу — на последних курсах университета мы познакомились с крестной (тогда еще просто хозяйкой комнаты, в которой жили вместе), которая и оказала огромнейшее влияние как настоящая духовная мать. У нее тот же набор векторов, одинаковый с моим, нам было безумно интересно вместе, и наши ночные беседы затрагивали абсолютно любые темы, а тема Бога была ведущей. Очень духовная, интеллигентная, ищущая, она уже много лет читает Живую Этику, состоит в обществе Рерихов, и ей есть что мне рассказать, абсолютно не навязывая свою позицию. В книжках Агни Йоги я и нахожу ответы на свои вопросы, постоянно работая над собой. Но не думайте, что это произошло враз, было еще мноого приключений, был Чатыр-Даг, где я работала инструктором, было много знаковых событий. Звуковой поиск и сейчас дает о себе знать, с приходом весны это очень обостряется, но я уже знаю, кто я — это итог моей многолетней работы.

  11. Татьяна (YanaSobol) 13.03.2012 at 19:52 - Ответить

    Занятно… Описание Альбины очень сильно напомнило меня — в студенчиские годы. Смена бесшабашного веселья, когда на меня круглыми глазами смотрели даже известные оторвилы, сосущей пустотой, густо сдобренной чувством вины — это было мучительно. Однако поиск себя настоящей не прекращался ни на миг. Мне повезло в одном — знакомство с системно-векторной психологией наконец-то позволило расставить все по своим местам. Я обрела внутреннюю гармонию и наконец-то смогла избавиться от гнетущего чувства вины. Большое спасибо за статью — прочитала с огромным интересом

    • Здорово, Татьяна, что так совпало. Поиск себя у Альбины тоже не прекращается. Во многом ее бушевавший звук уравновесила вера, я так понимаю, духовный поиск, общение с духовными людьми. СВП ей тоже очень интересна — как и любому другому пытливому звуковику, я думаю 🙂

      • Альбина 14.03.2012 at 19:21 - Ответить

        Свп систематизирует мои же наблюдения — да, и это очень интересно) Есть теория, что на самом деле практически все области знания связаны между собой, на самом деле это одно синергетическое целое, что, возможно, со временем будет доказано. Мне было бы интересно рассказать о своем мировоззрении сейчас, может быть, однажды это случится — на страницах этого блога 🙂

Комментировать